Зураб Хуцидзе

Хирург должен обладать художественным чутьем

Сегодня наш корреспондент отправился на встречу с человеком, чей отец в свое время стал родоначальником отечественной ринопластики. Это был великий доктор Цопе, Вахтанг Хуцидзе. Его сын, Зураб, решил пойти той же дорогой. Сейчас уже нет сомнений, что он сделал это не зря. Зураб Хуцидзе стал одним из самых востребованных пластических хирургов России: он оперирует в топовой клинике, в его послужном списке более 2000 тысяч операций по пластике носа, не считая других направлений, его работа отмечена наградами и званием хирурга высшей категории.

Корр.: Добрый день, Зураб Вахтангович. Скажите, как вы выбрали для себя путь пластического хирурга? Не боялись конкуренции с таким знаменитым отцом?

Зураб Хуцидзе: Здравствуйте. Я никогда не думал об отце, как о конкуренте. Только как о наставнике и старшем партнере. Мир медицины увлекал меня с детства, и отец немало поспособствовал развитию во мне этого интереса. Например, я побывал на операции уже в 15 лет. Так что после школы для меня не стоял вопрос «на кого пойти учиться?» Окончив медицинский институт, я 5 лет проработал с отцом в одной больнице, а потом отправился на стажировку в Европу.

Корр.: Что, на ваш взгляд, делает ринопластику такой популярной операцией?

Зураб Хуцидзе: Как мне кажется, ответ тут прост — желание с минимальными затратами красиво выглядеть. Для деловых людей внешность — часть имиджа. А нос расположен в центре лица. Если он имеет дефект или не подходит под образ, то это сразу становится заметно. Так что востребованность ринопластики легко объяснима.

Корр.: Обязан ли пластических хирург быть «универсальным» специалистом, или лучше оттачивать мастерство в какой-нибудь одной области.

Зураб Хуцидзе: Не стоит зацикливаться на чем-то одном. Вот, например, моя задача как ринохирурга не просто прооперировать пациента, но и добиться гармонии в его внешности. Допустим, приходит потенциальный пациент в клинику, хочет пластику носа. Но при осмотре я замечаю, что для улучшения внешнего вида ему нужно работать не с носом, а, например, с подбородком. Если на хирург не поймет это на предварительной стадии, то потом будет поздно. Так что одно из главных качеств пластического хирурга — художественное чутье. В этом плане мне очень помогает художественное образование, полученное в детстве.

Корр.: То есть можно сказать, что пластическая хирургия — это в какой-то степени творчество?

Зураб Хуцидзе: Да! Даже не творчество, а искусство. В пластике есть методики, но нет четких схем. Получается, что каждый новый пациент для хирурга — это своеобразный вызов, ведь готового решения нет. Я составляю подробный план, куда вношу все этапы будущей операции и определяю, какой метод лучше подойдет для этого человека. Бывали случаи, когда мне приходилось даже изобретать собственные инструменты.

Корр.: А есть ли у вас способ психологической подготовки к операции?

Зураб Хуцидзе: Операция — это всегда стресс для хирурга. Подготовиться к ней мне помогает тщательное планирование каждого шага. В операционной нет места для творчества (творчество остается на этапе подготовки), там нельзя действовать по наитию. Я ценю спокойную рабочую обстановку, когда каждый член команды знает, что ему делать в следующий момент. Окончательно стресс уходит, когда пациент говорит мне «спасибо» за проделанную работу. Тогда я понимаю, что все сделал правильно.

А отдых предпочитаю активный: горные лыжи, сноуборд, тренажерный зал.

Корр.: Какие советы вы можете дать человеку, который хочет скорректировать нос?

Зураб Хуцидзе: С самого начала выбирать хорошую клинику и хирурга. Я вынужден констатировать, что сегодня нередко встречаются недобросовестные специалисты. Как правило, люди попадают к ним, если гонятся за дешивизной. У меня были пациенты, приходившие восстанавливать нос после таких вот низко квалифицированных шарлатанов. Проблема в том, что повторную ринопластику сделать намного сложнее, и не всегда можно рассчитывать на положительный результат.

Во-вторых, не стоит пренебрегать важностью психологического контакта между хирургом и пациентом. Любая хирургическая операция для любого человека — это нестандартная, нервирующая ситуация. Поэтому в каждом случае я стараюсь узнать, что именно беспокоит пациента, и наглядно рассказать ему о всех плюсах и минусах процедуры. Я убежден, то в положительном результате должны быть вверены оба.

Успех операции зависит не только от хирурга, но и от пациента. Не стоит принижать значимость психологического контакта. Ринопластика — серьезная операция и требует тщательной подготовки. Пациенты часто нервничают. Поэтому я всегда стараюсь понять, что именно беспокоит человека и как можно подробней отвечаю на его вопросы. В положительном исходе операции должны быть уверены и врач, и пациент.

Корр.: Что вы считаете успехом?

Зураб Хуцидзе: Достижение идеала. Но есть одна проблема — идеала достичь невозможно. Зато всегда есть стимул для саморазвития. Я овладеваю современными мировыми методиками хирургии, разрабатываю собственные, применяю в работе современное оборудование. Так что на такой вопрос я всегда отвечаю, что нахожусь на пути к успеху.

Комментарии

  • Давид Гришкян
    Я хочу поделиться с вами своей историей преображения. Несмотря на то, что близкие и родные люди считали меня 100%-ной красавицей, я про себя так сказать не могла...
  • Владислав Григорянц
    Не тратьте время на поиски идеального пластического хирурга! Это — Владислав Григорянц — талантливый специалист, хороший человек и создатель моего прекрасного носика!
  • Александр Грудько
    Пластический хирург Александр Грудько сделал мне лучший подарок на 8 марта! Доктор помог мне решить две проблемы сразу: восстановил полноценное дыхание и добавил красоты моему носику!