Константин Клименко

Известные тренды в современной ринопластике
Пластический хирург Константин Клименко

Пластика носа никогда не выйдет из моды, уверены хирурги, пациенты и бьюти-эксперты. Хотя операция по коррекции органа дыхания по праву считается одной из сложнейших, она лишь набирает популярность с каждым годом. Чтобы пациент остался доволен своим новым носом и внешностью, пластический хирург должен обладать высокой квалификацией, опытом и пониманием мотивов пациента. О ринопластике и последних трендах в этой сфере мы поговорили со столичным доктором Константином Клименко.

Корр.: Ваш опыт в ринопластике можно назвать уважаемым. скажите, какие тенденции вы замечаете сейчас в этом направлении? Все также хотят маленькие носики или уже наметился какой-то другой тренд?

Константин Клименко: «Кукольные» носы, как у многих блогеров и знаменитостей в социальных сетях пока еще популярны, но уже не в тех объемах, как раньше. Да и в целом, я не делаю носы именно «как на картинке». Поскольку нос является центральной частью лица, то от того, какой внешний вид я ему придам, будет зависеть общее впечатление от человека. Поэтому для каждого пациента я подбираю подходящий конкретно ему новый нос. Для этого необходимо учесть все параметры лица и носа, пожелания пациента, анатомические особенности его организма.

Я, скорее всего, не соглашусь с вашим вопросом о трендах. У квалифицированных хирургов тренд один и он не меняется — сделать красивый пропорциональный и подходящий данному пациенту нос. Пластический хирург в ходе ринопластики работает не только над носом, он составляет гармоничную картину в целом.

Корр.: Но многие хирург всё-таки отмечают стремление пациенток получить после ринопластики именно маленький нос…

Я предпочитаю закрытый способ ринопластики, потому что в этом случае не остается никаких следов на коже

Константин Клименко: Женщины могут приходить и просить сделать им крошечный носик, но мы всегда обсуждаем их желание и мотивы, изучаем анатомические структуры лица и не всегда это возможно. Немногим женщинам подходит тот кукольный нос, который они хотят. В итоге мы всё обсуждаем и приходим к эстетическому решению, которое пусть не будет соответствовать изначальным планам, но всё равно станет лучшим для данного пациента.

Корр.: Что скажете о так называемой этнической ринопластике? Не утрачивает ли после операции человек свои индивидуальные черты, свидетельствующие о его расовой принадлежности?

Константин Клименко: Ко мне обращались женщины восточного типа, которые хотели подправить свои носы и придать им европеизированный вид. В Америке, как я знаю, довольно часто делают ринопластику афроамериканцы, которые корректируют не устраивающие их широкий нос и ноздри. У нас такого бума на этническую ринопластику всё-таки не отмечается.

Я считаю, что подобные операции делают люди, которые ощущают себя европейцами. Не думаю, что при этом теряется их индивидуальность. Скорее, всё по-другому: они достигают гармонии, потому что наконец совпадают их внутреннее и внешнее ощущения.

Корр.: Я читала, что теперь некоторые хирурги предлагают такую услугу, как омолаживающая ринопластика. На самом деле появилось такое направление?

Константин Клименко: Это не больше, чем рекламный ход. Стоит пояснить, что ринопластика действительно обладает небольшим омолаживающим эффектом. Это происходит, когда приподнимается кончик носа.

Известные тренды в современной ринопластике

Дело в том, что с годами хрящевые структуры и кожа кончика носа подвергаются гравитационному птозу и со временем опускаются вниз. «Молодым» же считается угол между кончиком носа и верхней губой, когда он больше 90°. Когда в ходе ринопластики кончик носа приподнимается, то визуально женщина выглядит свежее, моложе. Так что речь не идет об омолаживающей ринопластике как отдельном виде операции — это лишь положительный побочный эффект, если можно так выразиться.

Корр.: Сейчас все говорят о плюсах предварительного компьютерного моделирования. Скажите, насколько точны спрогнозированные результаты ринопластики с тем, что в итоге получает пациент?

Константин Клименко: Точных прогнозов, к сожалению, сейчас не получить при помощи моделирования, но отрицать преимущества, которые оно даёт, не нужно. Компьютерное моделирование полезно для пациентов. Они могут представить, как приблизительно будет выглядеть их нос и лицо в целом после предполагаемой коррекции. Вместе с тем, ожидать 100%-ного совпадения картинки и реального результата всё-таки не стоит. Картинка — это лишь изображение, а в ходе операции пластический хирург работает с реальными костями, хрящами, кожей. Эти моменты никак не пропишешь в компьютерной программе, у каждого пациента уникальная реакция на хирургическое вмешательство.

Корр.: У одного хирурга прочитала. что лучше всего ринопластику делать молодым пациентам. Вы не знаете, почему появилась такая точка зрения?

Константин Клименко: Да, есть объяснение этому мнению. Пластика носа легче переносится молодыми пациентами, потому что их самовосприятие еще не до конца сформировано. Молодёжь быстрее адаптируется к изменениям в своей внешности. А когда на пластическую операцию идёт более возрастной человек, начиная с 30-35 лет, то им преображение не всегда даётся легко и быстро. Они привыкли к своему образу и привыкание к новой, пусть и не сильно измененной внешности, идет немного труднее. Такой момент действительно бывает у пациентов, но не так часто. Ведь практически все люди, которые приходят ко мне за операцией, действительно хотят измениться, увидеть нового себя.

Пластика носа легче переносится молодыми пациентами, потому что их самовосприятие еще не до конца сформировано

Корр.: С давних и до сих пор пластические хирурги делятся на два лагеря — делать ринопластику закрытым или открытым методом. Какой позиции придерживаетесь вы?

Константин Клименко: Я предпочитаю закрытый способ ринопластики, потому что в этом случае не остается никаких следов на коже. Все разрезы выполняются в носовой полости, да и травматичность у этой методики меньше. Но открытая ринопластика тоже может пригодиться, особенно при выполнении реконструктивных операций. Удобнее работать через открытый доступ, когда речь идет о сложных восстановительных вмешательствах.

Я не выступаю резко против открытой ринопластики, просто считаю, что у каждой операции есть свои показания. Например, для первичной эстетической коррекции лучше работать через доступ во внутренней полости, а в случае тяжелых реконструкций, когда есть травмы и другие дефекты, лучше воспользоваться возможностями, которые даёт нам открытая методика ринопластики.

Корр.: Почему жалобы на плохое дыхание могут появиться не до, а после ринопластики?

Константин Клименко: Это означает, что операция была выполнена некачественно. Или же пациент не соблюдал рекомендации во время реабилитационного периода, возникли синехии (сращение тканей между собой), рубцы на слизистой оболочке. Чтобы не допустить подобного развития событий, нужно приходить на послеоперационные осмотры, слушаться советов своего пластического хирурга и не нарушать ограничения реабилитационного периода.

Корр.: Произошла ли революция в ринопластике? Какие-нибудь высокотехнологичные достижения?

Константин Клименко: Такого обширного прогресса в пластике носа вряд ли стоит ожидать. Лучшие методики и хирургические техники уже известны, они просто «шлифуются», совершенствуются. Появляется новое оборудование, становятся более распространенными эндоскопические методы. Но революционных изменений не произошло — как была главная составляющая успеха в мастерстве и опыте хирурга, так и осталась. Единственный заметный плюс всех этих достижений — это сокращение срока реабилитации и более комфортные условия восстановления.

Елена Назарова