Георгий Воуба

Ринопластика в Абхазии
Пластический хирург Георгий Воуба

Сфера пластической хирургии набирает обороты не только среди тех, кто хочет побороть время и сохранить молодость нитевой коррекцией, липофилингом и инъекциями. Медицина красоты активно развивается и в Абзхазии, где самой популярной считается процедура ринопластики. Заместитель главного врача Республиканской больницы, пластический хирург Георгий Воуба, рассказал о перспективах развития абхазской пластики и её особенностях.

Корр.: С какими эстетическими проблемами чаще всего абхазцы обращаются к вам?

Георгий Воуба: С учётом нашей национальной особенности, чаще всего приходят клиенты, недовольные своей формой носа. То есть, мы проводим ринопластику преимущественно.

Абхазские мужчины считают пластическую хирургию не совсем правильным занятием

Корр.: В России к услугам специалистов сферы пластики обращаются как женщины, так и мужчины. Как с этим обстоят дела в Абхазии?

Георгий Воуба: К нам также обращаются обе категории пациентов. Но мужчин на порядок меньше, что, скорее всего, обусловлено нашей ментальностью. Абхазские мужчины считают это не совсем правильным занятием, которое не соответствует их гендерному образу. Поэтому таких пациентов немного, но они всё же есть.

Корр.: Люди, пришедшие к вам за ринопластикой, действительно имеют какие-то врождённые проблемы или они чаще сами себе их «накручивают»?

Георгий Воуба: Обычно, это врождённые, генетические особенности нашего народа, которые сформированы средой обитания и продиктованы погодными условиями. Абхазию окружают горы, поэтому воздух разрежённый. Это, в процессе эволюции, и повлияло на многие «горные» нации, носы которых отличаются своей изогнутостью и горбинками.

Республиканская больница Абхазии

Корр.: Сколько по времени занимает стандартная операция по изменению формы носа. Играют ли здесь роли человеческий организм и какие-либо нюансы лица?

Георгий Воуба: Формы носа бывают совершенно разными, поэтому методик существует около трёхсот. Да, учитываются индивидуальные особенности и объём вмешательства. Если это максимальный объём, где затронуты костные и хрящевые ткани, когда у пациента смещена перегородка носа и есть затруднённость дыхания, то такая операция идёт от часа до полутра. Это золотой стандарт, которому мы стараемся соответствовать.

Корр.: Как лично вы относитесь к просьбам создать неестественные формы лица. Например, сделать нос узким и маленьким как у куклы?

Георгий Воуба: Есть люди с неустойчивым психоэмоциональным статусом, которые имеют свои представления о красоте. Они формируют свой образ, исходя из этих представлений. Мы не потворствуем каждому желанию пациента и даже пытаемся отговаривать. Операция без особых на то оснований или показаний вредна, поэтому мы предупреждаем о возможных осложнениях. Человек должен уйти от нас таким же здоровым, каким и пришёл.

Пластика — это часто не эстетическая операция, а операция на «мозг»

Корр.: Каковы перспективы развития пластической хирургии в Абхазии, и насколько это необходимо на ваш взгляд?

Георгий Воуба: Однозначно, что необходимость в развитии абхазской медицины красоты есть. Я даже считаю, что пластика — это часто не эстетическая операция, а операция на «мозг». Бывают случаи, когда у человека формируется многолетний комплекс, который реально мешает ему жить. Он замыкается, не выходит в свет. После вмешательства этот блок комплексов снимается. Мы получали много положительных отзывов о том, что наши пациенты нашли работу, вышли замуж. Тем не менее, на пластику нельзя смотреть с коммерческой точки зрения.

Корр.: Сколько людей в год обращается к вам за операцией?

Георгий Воуба: Среднее число пациентов, которых мы прооперировали за год, колеблется от 100 до 150. Но бывает, что этот показатель доходит и до 200. Это достаточно большая цифра, и с каждым годом количество пациентов только увеличивается.

Женщина в абхазском национальном костюме

Корр.: Чем объяснить такой «всплеск» на ваш взгляд?

Георгий Воуба: Я думаю, это связано с тем, что люди стали образованней в вопросах пластической хирургии. Большинство клиентов чётко понимают, что такое операция, как она проходит, сколько времени понадобится на реабилитацию. Хочется верить, что и мы себя достаточно хорошо зарекомендовали. Мы очень ответственно относимся к каждому пациенту.

Корр.: Что самое главное в работе пластического хирурга? Какой результат считается удачным?

Георгий Воуба: Критериев здесь достаточно много, начиная с тех профессиональных качеств, которым старается соответствовать любой хороший хирург. Почему «старается»? Зачастую, бывают расхождения между желаниями пациента и рекомендациями, что мы им даём. Например, клиент хочет определённую форму носа, которая на деле может совершенно ему не подойти. Мы же исходим из антропометрии лица. Такие простые истины бывает сложно донести до особенно упорных пациентов, которые хотят подражать кумирам. Мы же никогда не согласимся на операцию, которая может причинить вред.

Несложных операционных вмешательств не существует

Корр.: Можно ли сказать, что у жителей Абхазии появилась возможность пользоваться услугами пластической хирургии, не выезжая за границу? Имеется в виду, ради каких-нибудь несложных вмешательств?

Георгий Воуба: Несложных вмешательств не существует. Каждая операция несёт за собой определённый риск. Полный объём операций по всему телу мы пока не можем предложить. Здесь дело и в материально-технической базе, и в нехватке специалистов. Надо понимать, что пластика — это не один хирург. Это целая команда, которая будет следить за состоянием пациента и после вмешательства.

Корр.: Из скольки человек состоит такая команда?

Операционная бригада

Георгий Воуба: Если брать саму операционную бригаду, то это, в среднем, 6 человек. Для различных видов вмешательств могут понадобиться «последующие» специалисты. Это физиотерапевт, определённая гимнастика. Если операция была на лице, то это миогимнастика. Таким образом, команда специалистов может доходить до 10-12 человек.

Корр.: Что пожелаете людям, которые всё время придираются к своей внешности? Обязательно ли хирургическое вмешательство, чтобы выглядеть красиво?

Георгий Воуба: Прежде всего, прислушайтесь к голосу своего разума. Если есть какой-то психологический дисбаланс, тогда к пластическому хирургу стоит обратиться хотя бы за консультацией. Есть психологическая патология, когда пациент после первого хирургического вмешательства ложится под нож хирурга снова и снова. Такие люди попадают в зависимость и уже не могут остановиться. Но это совсем не похоже на совершенствование человека. Идеал, прежде всего, развивается внутри, внешние его проявления — это лишь следствие.

Василиса Матюшкина

Комментарии