Светлана Пшонкина

Светлана Пшонкина рассказала о повторной ринопластике
Светлана Пшонкина

Идеальная геометрия лица — это когда все черты сочетаются между собой и создают гармонию. Однако не все могут похвастаться подобными характеристиками. Если у кого-то небольшие отклонения создают «изюминку», то у других дефекты явно выделяются на общем фоне и заставляют своих обладателей испытывать психологический дискомфорт. Чаще всего о таких ситуациях рассказывают люди, пришедшие к пластическому хирургу за ринопластикой. Давление усиливается, если первичная операция не дала результата. Повторное вмешательство психологически всегда тяжелее переносится пациентами. Об особенностях вторичной ринопластики мы побеседовали с одним из лучших столичных пластических хирургов по пластике носа Светланой Пшонкиной.

Корр.: Здравствуйте, Светлана Юрьевна. Сегодня темой нашей беседы станет повторная ринопластика. Расскажите, часто ли к вам обращаются пациенты, которых не удовлетворила первичная операция?

Светлана Пшонкина: Добрый день. К сожалению, таких пациентов немало. Все они недовольны результатами первичной ринопластики. У многих даже наблюдаются функциональные проблемы с дыханием после неграмотно проведённой операции. Я люблю помогать таким пациентам, ведь в этих случаях получаешь намного больше удовлетворения от проделанной работы, поскольку возвращаешь пациентам веру в себя, да и в пластическую хирургию тоже.

Отмечу, что случаев повторной ринопластики не становится меньше, скорее, наоборот. Этому есть объяснение в виде низкого уровня ответственности специалистов, самоуверенность врачей, которые берутся за операцию, не имея при этом соответствующего опыта и квалификации. Бывают случаи, когда технически всё выполнено верно, однако полученный результат не удовлетворил пациента. Каждый такой случай я рассматривают индивидуально.

Корр.: Ринопластика сама по себе сложная операция в техническом ключе. Что же касается повторной…

Повторная ринопластика

Светлана Пшонкина: Действительно, операции по пластике носа требуют от хирурга высокого уровня профессионализма. Мастерство же приходит только с опытом, на оттачивание манипуляций уходит немало времени — трёх или четырех лет недостаточно, чтобы считаться мастером в этой сфере.

Повторная операция всегда сложнее, что уж говорить о вторичной ринопластике. Исправлять ошибки других хирургов нелегко, но я справляюсь с этой задачей, ведь пациенты ждут от меня решения своей проблемы, результата. Трудности повторной ринопластики заключаются в том, что не всегда известно, какие манипуляции проводил предыдущий хирург, не всегда можно составить схему будущей операции. Кроме того, случается, что во время первой пластики были удалены части хрящевых или костных структур, которые вообще не должны были затрагиваться. Это очень усложняет работу, что, даже имея 20-летний опыт, трудно спрогнозировать будущий результат на все 100%. Приходится оперировать в сильно ограниченных условиях.

Случаев повторной ринопластики не становится меньше, скорее, наоборот

Корр.: Ответственность наверняка выше? Ведь пациенты приходят уже разочарованными?

Светлана Пшонкина: Моя задача — придать пациенту уверенности в положительном результате, при этом, не обнадёживая его зря. Я даю приблизительные прогнозы, чтобы пациенты знали, чего ожидать от повторной операции. В ходе беседы мы обсуждаем, что реально сделать, а что — нет. Пациент должен понимать объективные возможности пластической хирургии, какие изменения можно воплотить в жизнь, а какие придётся забыть из-за последствий первичной ринопластики. Некоторые подкожные компоненты настолько деформируются, что хирургу порой приходится работать «вслепую», опираясь лишь на свой опыт.

Корр.: То есть, речь уже идёт о реконструктивной ринопластике?

Светлана Пшонкина: В какой-то мере, да. Реконструктивная пластика носа подразумевает исправление врождённых дефектов или приобретённые деформации после различных травм, ожогов или онкологических заболеваний. Врач должен воссоздать пропорции, которые обеспечат эстетическую красоту и нормальное функционирование органа.

Корр.: Как проходит операция по реконструкции носа?

Светлана Пшонкина: Используется общая анестезия, а сама операция может длиться от двух до шести часов и быть многоэтапной. Чаще всего реконструктивная ринопластика требует открытого доступа, поскольку операция сложная, скрупулёзная и хирургу для достижения лучшего результата и правильной фиксации хрящей необходим хороший обзор. Могут потребоваться дополнительные материалы для ремоделирования. В этом качестве выступают либо собственные ткани пациента, либо полимерные трансплантаты. Если используются ткани пациента, то обычно для этих целей берут часть хряща ушной раковины.

В завершение операции накладываются швы. Прежде чем оценить первые результаты операции, должно пройти не меньше 7 месяцев. Но пары недель реабилитации достаточно, чтобы прошли все дискомфортные ощущения, и пациент мог заметить положительные изменения.

Корр.: Реабилитация после ринопластики считается довольно непростой. Есть ли отличия восстановительного периода после первичной и вторичной пластики носа?

Светлана Пшонкина: Восстановление после повторной ринопластики занимает больше времени. Хотя швы снимаются уже через неделю, то гематомы и отёчность могут сохраняться в течение месяца. Первые недели после операции спать нужно только на спине, нельзя ходить в бани, сауны, солярии. Очки носить также нельзя, чтобы не травмировать ещё неокрепшие структуры носа. Запрещены физические нагрузки. Пациентам нужно будет следить за своим здоровьем, чтобы не допустить простуды или насморка.

Корр.: А существуют ли другие возможности исправить ошибки хирурга?

Светлана Пшонкина: Если вы имеете в виду так называемую «безоперационную ринопластику», то филлеры могут устранить лишь небольшие косметические дефекты вроде небольшой неровности или ямки. К тому же, они обеспечивают лишь временный эффект, который в среднем сохранится на полгода. Тем более, что справиться с более выраженными деформациями и нарушением дыхания филлеры не в силе.

Корр.: Светлана Юрьевна, спасибо за столь информативное интервью. Надеюсь, что в отечественной пластической хирургии станет больше успешных операций и благодаря нашей беседе пациенты будут более ответственно подходить к выбору специалиста.

Алина Березовская