Светлана Пшонкина

Я сторонница закрытой ринопластики
Пластический хирург Светлана Пшонкина

Ринопластика сегодня является самой востребованной пластической операцией. Эстетические дефекты носа бывают не только врожденными, но и приобретенными в результате различных травм. Поэтому работы у пластических хирургов всегда было и будет очень много. Однако ринопластика считается одной из самых сложных пластических операций.

В такой работе хирург сталкивается еще и с функциональными особенностями носа. Здесь крайне важно не навредить пациенту. Для того, чтобы разобраться во всех тонкостях ринопластики, мы побеседовали с известным опытным пластическим хирургом, кандидатом медицинских наук Светланой Юрьевной Пшонкиной.

Корр.: Светлана Юрьевна, скажите, как Вы выбрали пластическую хирургию в качестве профессии?

Светлана Пшонкина: Определиться с выбором профессии мне помогли любовь к творчеству и желание связать свою жизнь с медициной. Еще в юности я была твердо уверена в том, что я хочу заниматься пластикой. Помимо этого, среди моих увлечений большое место всегда занимала живопись, которая, кстати, в какой-то степени находит отражение в моей работе пластического хирурга.

Корр.: Вы считаете пластическую хирургию искусством или мастерством?

Я предлагаю своим пациентам результат моделирования, который устраивает меня как пластического хирурга

Светлана Пшонкина: Эти понятия, на мой взгляд, тесно связаны. Я считаю, что искусство — это сочетание опыта хирурга и качества его работы. Чтобы создавать шедевры, необходимо уметь выполнять свою работу превосходно. В пластической хирургии, как и в любом другом деле, опыт является важным критерием. Согласитесь, что создавать блестящие образы в своем воображении и реализовывать их в действительности — далеко не одно и то же. Поэтому от профессионального опыта зависит мастерство, а, следовательно, и искусство нашей профессии.

Корр.: Получается, живопись, к которой Вы не равнодушны, помогает Вам как пластическому хирургу?

Светлана Пшонкина: Я не могу сказать, что эти сферы в полной мере пересекаются. Конечно, мой опыт позволяет оценить визуально будущие результаты, когда ко мне на консультацию приходят пациенты. Но я придерживаюсь строгого правила использовать в своей работе моделирование. Предварительно мы с пациентами обсуждаем их проблемы. А после я показываю тот результат, который устраивает меня как пластического хирурга, способного профессионально выбрать наиболее оптимальный вариант в конкретном случае. Таким образом, у нас с пациентами складывается общая картина, что в дальнейшем приводит к положительному результату. Более того, многие пациенты приходят ко мне, предварительно оценив мои работы на сайте. Получается, им нравятся результаты проведенных мной операций.

Фото до и после ринопластики у Светланы Пшонкиной

Корр.: Вы можете назвать виды операций, которые выполняете чаще других?

Светлана Пшонкина: Вообще самой распространенной пластической операцией является ринопластика. Поэтому и лично мне в своей работе приходится сталкиваться с ней довольно часто.

Корр.: Светлана Юрьевна, Вы часто выезжаете заграницу, чтобы оценить результаты работы коллег?

Светлана Пшонкина: Да, я наблюдаю за работой своих зарубежных коллег, потому что это необходимо для развития своих профессиональных качеств. Пластический хирург должен быть в курсе новых тенденций и успешных методик. Часто я перенимаю опыт своих коллег в том или ином подходе к операции, стараюсь учиться у лучших мировых хирургов. Это позволяет открывать новые горизонты в пластической хирургии и совершенствовать свои методы.

Практикуя закрытую ринопластику, я совершенствую данный метод 

Корр.: Вы можете отметить различие или сходство эстетической медицины в Европе, Америке и России?

Светлана Пшонкина: На сегодняшний день в мире существует две основные школы ринопластики. Первая следует путем знаменитого профессора Шина, который использует в своей работе только закрытую ринопластику, вторая — профессора Тарди, практикующего исключительно открытую ринопластику. Долгое время в пластической хирургии идет напряженная борьба за право считаться приверженцем единственно правильного способа. Например, в Америке чаще применяют метод открытой ринопластики.

Корр.: Вы считаете правильным такое строгое разделение методов?

Светлана Пшонкина: Нет. Различия в подходах я связываю с удобством использования хирургом одного из методов. Мне, например, удобнее делать закрытую ринопластику. У других хирургов, наоборот, лучше получается открытая. Объединяет всех одна цель — достижение положительного результата. Я считаю, что мастерство пластического хирурга заключается в нюансах. Практикуя закрытую ринопластику, я совершенствую и довожу данный метод до вершины работы хирурга. Ведь медики обучаются изначально лишь общему подходу, а дальше каждый вырабатывает свою «фишку». Но приходит это только с опытом.

Корр.: Пластические хирурги очень много говорят о том, что важно правильно пройти реабилитационный период. Действительно ли это имеет такое значение в достижении положительного конечного результата?

Светлана Пшонкина: Разумеется, это важно. Во-первых, стоит отметить, что пластической хирургии большое внимание уделяется сокращению или отсутствию послеоперационных следов. Я видела много красивых носов, которые уже издалека выглядят искусственными. А это не совсем правильно. В наши дни успешно ринопластикой можно назвать ту, которая не оставляет следов. Это, кстати, еще один аргумент в пользу полюбившегося мне закрытого метода ринопластики.

Фото до и после ринопластики у Светланы Пшонкиной

Смотрите фото пациентов доктора Пшонкиной до и после ринопластики

Корр.: Каковы особенности правильного реабилитационного периода?

Светлана Пшонкина: Я, например, при работе со своими пациентами после пластики носа использую не традиционный гипс в качестве специальной фиксирующей повязки, а современные американские шины. Их можно менять, чтобы избежать отека, который немного спадает в течение первых нескольких суток, образуя под шиной свободное пространство. Это пространство может стать причиной образования рубцов, которые, в свою очередь, приводят к новому еще большему отеку. Из-за этого нос пациента выглядит широким. Чтобы всего этого избежать, я снимаю шину и отправляю пациента на лимфодренаж, основанный на действии электротока. После процедуры я ставлю новую шину другого размера. Таким образом, реабилитационный период значительно сокращается, что позволяет пациенту выйти на работу уже через две недели. А это важно, учитывая, что подобные операции люди стараются назначить на время отпуска, не превышающего, как правило, двух недель.

Чтобы избежать большого послеоперационного отека, я снимаю фиксирующую шину и отправляю пациента на лимфодренаж

Корр.: Скажите, на Ваш взгляд, эстетическая медицина имеет перспективы развития в ближайшем будущем?

Светлана Пшонкина: Перспективы, конечно же, огромные. Эстетическая медицина имеет большое будущее, поскольку ее совершенствование провоцирует растущее количество пациентов. А это происходит, потому что в современную культуру все плотнее входит желание человека ухаживать за своим телом и лицом.

Корр.: Светлана Юрьевна, дайте пациентам совет по выбору пластического хирурга и клиники.

Светлана Пшонкина: Важно помнить, что ринопластика — это очень серьезный шаг в жизни. Такая операция полностью меняет внешность пациента. Поэтому ни в коем случае нельзя становиться учебным пособием. Пациент должен серьезно подойти к выбору пластического хирурга. Необходимо тщательно изучить отзывы и найти реальных пациентов. Информация о самом докторе также должна быть предоставлена в полной мере. Если каких-то сведений о его профессиональной деятельности нет, лучше отказаться от похода к такому хирургу. Изучайте, консультируйтесь, оценивайте и сравнивайте предыдущие работы. От того, насколько серьезно пациент подойдет к поиску специалиста, будет зависеть конечный результат операции.

Вы можете записаться на консультацию к пластическому хирургу Светлане Пшонкиной по телефону: +7 (495) 773-04-54

Кристина Оленич