Септопластика у Стайсупова

После операции у Стайсупов я дышу и мой нос прекрасно выглядит!

Я со своим носом «не дружила» с самого детства. Лет после пяти меня начали мучать постоянные риниты, никакие капли мне не помогали. Сначала врачи ставили диагноз «хронический ринит», а потом, ближе к подростковому возрасту, начали замечать, что перегородка носа у меня искривлена и с возрастом становится все более неровной. В итоге, к 19 годам я уже практически перестала дышать одной стороной носа.

Неудобный нос

Организм мой, конечно, приспосабливался, как мог. Я уже привыкла к постоянному дискомфорту — не очень удобно дышать только половиной носа. И в голове, как заевшая пластинка, постоянно крутилось «кривая перегородка, кривой нос». И естественно, что после этого я все чаще и чаще «зависала» у зеркала, рассматривая свой нос и выискивая в нем недостатки. Помимо того, что он был еще и широким, мне не нравилось, что кончик носа был слишком «вогнутым», я даже про себя стала называть его «утиным клювом». А еще я разлюбила фотографироваться, потому что мой нос портил все фотки: анфас — картофелина вместо носа, полубоком — выгнутый банан… я решила, что с этой фруктово-овощной историей пора заканчивать.

В конце концов, современный мир предлагает столько возможностей изменит свою внешность, если она не устраивает! Сначала я подумала, что можно попробовать исправить ситуацию с помощью макияжа. Записалась на курсы визажа. Мне очень там понравилось, поэтому обучение прошла до конца, и даже поработала потом с некоторыми фотографами. Но со временем я поняла, что вот так вот каждый день стоять перед зеркалом и наносить основу, потом три разных тона, потом корректор на проблемные места… достаточно сложно. Корректирующий мейк подходит в основном для фотосессий или вечеринок. Днем отваливающаяся штукатурка на лице слишком заметна.

Перемен хотелось здесь и сейчас, и я решила действовать быстро!

Первые мысли о пластике

И вот тут я всерьез задумалась о пластике. Раньше я знала, конечно, что пластические операции делают, что не у всех они получаются, но есть множество положительных результатов. Однако это было с кем-то другим, и я даже не примеряла подобное на себя. Точнее, боялась примерять, и считала, в моей ситуации еще можно исправить все косметикой или просто не замечать.

Ни то, ни другое у меня не получилось.

На самом деле, по времени большую часть моей истории занимает то, как я пыталась принять тот факт, что мне нужно сделать операцию. Но это мало кому интересно, и потому я лишь скажу, что думала и решалась на пластику около двух лет. Долго, да. Но пластика — это вам не в магазин сходить.

В один прекрасный день (помнится, у меня тогда была затяжная осенняя депрессия) я решилась. Сколько, в конце концов, уже можно сидеть и плакать, что в жизни все плохо!? Надо поменять хоть что-нибудь. И начать нужно с самой главной проблемы!

Операция была достаточно дорогая, по моим меркам. Но я еще с совершеннолетия завела счет в банке, на который по возможности откладывала деньги «про черный день». По моим расчетам, там уже должна была накопиться достаточно большая сумма, да и черный день настал! Надо было срочно себя спасать.

С деньгами проблема была решена, но теперь оставалось выбрать пластического хирурга. Перемен хотелось здесь и сейчас, и я решила действовать быстро. За три дня я проштудировала такое количество сайтов и форумов, что еще три ночи мне снились только они. Но за это время я сделала главное — составила примерный рейтинг хирургов, к которым хотела бы попасть на ринопластику. Я даже связалась с некоторыми из их пациенток, порасспрашивала, что да как. В результате еще несколько хирургов отсеялись.

Поиск удался

В конце концов, я записалась на консультацию сразу к двоим, и один из них потом стал моим доктором — это Валерий Юрьевич Стайсупов.

Я считаю своим личным достижением, что организовала такую разумную «кампанию» по выбору собственного хирурга, и в итоге вышла на Стайсупова. Ведь, возможно, попади я к другому врачу, я бы сейчас так не радовалась своему новому чудесному носу!

Но об этом еще рано.

В общем, на первой консультации я решила начать сначала и пожаловалась на постоянную заложенность носа и проблемы с дыханием. Валерий Юрьевич осмотрел меня и сказал, что проблемы действительно есть, и перегородка искривлена настолько, что в одну половину носа воздух практически не проходит.

«Проблемы с концентрацией внимания есть? Вы же учитесь сейчас?» — поинтересовался доктор. Я даже удивилась такому вопросу, но с учебой у меня действительно всегда были некоторые неурядицы — не умела внимательно слушать на уроках и лекциях и концентрироваться на подготовке. Думала даже пойти к эндокринологу. А доктор Стайсупов пояснил: «Недостаток кислорода может стать существенной проблемой для полноценной работы мозга, к тому же, это влияет на весь организм. Если сделаем септопластику, сразу заметите, что и дышать, и думать станет легче».

Я считаю своим личным достижением, что организовала такую разумную «кампанию» по выбору собственного хирурга, и в итоге вышла на Стайсупова

Хочу быть красивой!

Я решила, что пришло время поговорить и о красоте. «А как его поменьше сделать?», — спросила я. «А что конкретно Вас не устраивает?» — прищурился доктор. Я сказала, что мне не нравится широкая переносица и «утиный» кончик. «Ну, не такой уж он у Вас и „утиный“, — сказал доктор, критически осматривая мой нос, — а переносица сузится после септопластики, спинка ее станет чуть более ровной, и тогда кончик Ваш перестанет так сильно выступать, так что здесь все исправимо одной лишь септопластикой. Не переживайте».

После этих слов я решила, что буду оперироваться именно здесь, потому что хирург, у которого я была до Стайсупова, предложил мне еще и ментопластику, да еще и на увеличение губ намекал.

Валерий Юрьевич назначил день операции, и после этого все стало меняться. От депрессии моей и следа не осталось. Еще бы — нет времени грустить, когда нужно столько… бояться! Первое время, конечно, я была почти спокойна. Но чем ближе был день операции, тем больше меня трясло.

Потому было совершенно неожиданно, что в день операции мой страх как рукой сняло. Я просто пришла к мысли, что все может быть только хорошо и никак иначе. На предоперационном осмотре доктор даже похвалил меня за выдержку и сказал, что будет ставить меня в пример всем, кто будет нервничать перед пластикой. Это еще больше подняло мне настроение. Я даже подумала, что от такого притока адреналина меня не возьмет наркоз. Но я зря боялась, потому что даже не почувствовала, как заснула.

Дышите — не дышите

Очнувшись после операции, я сразу проверила свои ощущения — дышалось на удивление легко, хоть и было чувство, что на носу лежит гиря. Но доктор, который зашел в палату, чтобы проверить мое состояние, сказал, что я рано радуюсь. Просто в моем носу сейчас стоят ватные тампоны. И еще неделю, пока не спадет отек, у меня будут трудности с дыханием.

А вот и он — мой замечательный носик. Ровненький, красивый!

И действительно — первое время мне приходилось постоянно ходить с открытым ртом. Хотя я и так довольно часто болела насморком, так что мне не привыкать. Зато потом, когда отек начал спадать, я, наконец, почувствовала, что это значит — «вдохнуть полной грудью!» Насколько легче мне стало жить! А ведь раньше я и не замечала, что мне было трудно даже просто вдыхать воздух.

Когда Валерий Юрьевич снял повязку, я бегом ринулась к зеркалу. А вот и он — мой замечательный носик. Ровненький, красивый! У меня даже глаза стали больше и выразительнее! Правда, если не считать, что один из них чуть покраснел после операции. Но это все нюансы, и после того, как я увидела свой новый красивый нос, все стало заживать еще быстрее!

Через три месяца отеки сошли совершенно. Я просто нарадоваться не могла на то, как мне теперь легко дышится! Депрессии как и не бывало. Валерий Юрьевич оказался прав — действительно, думать стало легче, прекратились постоянные насморки, даже головные боли перестали беспокоить!

Я, наверное, самая счастливая пациентка самого замечательного врача. Септопластика в прямом смысле изменила всю мою жизнь. Спасибо доктору Стайсупову за его профессионализм и человечность!

Анастасия Гребенкина

Комментарии